Тренер Василич

У одного очень большого человека, читай — авторитета, как и положено была любовница. Любовницу эту авторитет любил навестить этак в середине недели, отдохнуть душой и телом. Тем более, что муж у этой дамочки был моряк и дома бывал редко. А какая же женщина не хочет мужской любви и ласки?

И вот однажды любовница позвонила ему и сообщила, что лежит в больнице с легким сотрясением и побоями средней тяжести, ибо ревнивец муж вернулся с рейса и то ли пронюхал чего-то, то ли соседи подсказали по доброте, а только отмусолил он ее по первое число и сел пить проклятую в однова. А
поскольку муж ее, как оказалось, бывший боксер, то можно себе представить..

Положив трубку, Большой человек сказал: — Блядь! И погодя добавил:
— Вот ведь дура!
Потом задумался, почесывая квадратный подбородок. Затем сделал два звонка:
— Первый: распорядиться там насчет цветов бабе в больницу, фруктов там и все такое. Чтоб все как полагается.
— Второй: вызвать к нему Славика из охраны. А не ебет, что дома, шоб через 5 минут!

Вскоре явился Славик — немногословный и исполнительный волкодав из личной гвардии шефа.

— Значит так, — сказал Большой человек, глядя мимо него, — поедешь по такому-то адресу, найдешь там такого-то, навешаешь ему хаароших люлей, чтоб помнил. Имена никакие не называешь — сам поймет. Только без фанатизма там — не калечить.

— Есть, — обрадовался Славик, — сделаем!
— Да смотри там — мужик бывший боксер.
— Нормально, — разулыбался Славик, — разомнемся.
— Возьмешь с собой Валеру, он тебя подстрахует. Не кривись. Я сказал.

Через полчаса Славик с Валерой подъехали к старой пятиэтажке на окраине города.

— Посидишь здесь, — буркнул Славик хмуро, — если через полчаса не спущусь — поднимешься.

Прошло полчаса. Славика не было. Не появился он и через сорок пять минут. Валера выташил сотовый и набрал шефа.

— «Блядь», — сказал шеф, помолчав в трубку. — «Мудаки!»

Валере велел сидеть под домом и ждать бригаду.

Вскоре в дверь мужику позвонили трое крепких ребят. Открыл им вдребезги пьяный Славик, был он цел и невредим, но на ногах не стоял. Славика, цепляющегося за двери, с трудом, но увезли. Мужика, уже
никакого от сверхдозы водяры, трогать не стали.

На следующий день хмурый и помятый Славик оправдывался в кабинете шефа:

— У меня же правый как кувалда, — объяснял он шефу, — я ж быков валил!

Открывает он мне дверь, я ему сразу, не глядя — хрясь справа, шоб уж не встал, а он что? Уходит мне под руку, потом хватает меня за грудки и орет: «Ты че, сука, правым своим меня завалить хотел? Когда ж я тебе его и ставил?» Смотрю — а это ж Василич — первый тренер мой по боксу, еще пацаном к нему пришел…

Шеф задумчиво сидел за столом и тер квадратный подбородок.

— Блядь.. — наконец произнес он, не глядя ни на кого… — Мудаки…